granville_intro_vzg_01
granville_situation_vzg_02
granville_enfance_vzg_03
xxxxxxtitgranville_nostalgie_vzg_04rexxxxxx
Вилла «Румбы»

Вилла «Румбы»

Дом, открытый всем ветрам, возвышается на крутом морском побережье. В хорошую погоду отсюда виден архипелаг Шозе и даже остров Джерси. Это вилла в англо-нормандском стиле, каких было немало построено в конце XIX века. Возведенная судовладельцем, господином Бестом, она получила имя «Румбы», связанное с тридцатью двумя направлениями розы ветров, мозаичное изображение которой выложено на полу холла. Вилла, крепко закрепленная на скале и окруженная гектаром сада, не страшится разгула стихий. В этом доме в городе Гранвиль в начале прошлого века обосновалась семья Диор.

Идеальное расположение

Мадлен Диор с первого взгляда на виллу, больше походящую на небольшой замок, чем на аристократическую резиденцию, поняла, что это именно то, о чем она мечтала. То же самое чувство охватило ее сына Кристиана много лет спустя напротив особняка под номером 30 на авеню Монтень… Но пока на дворе 1905 год. Будущий кутюрье совсем недавно появился на свет, а Мадлен уговаривает Мориса Диора приобрести этот дом, обещающий столько прекрасных мгновений! Особняк расположен на скалах Гранвиля всего в одном километре от центра города, который «в течение девяти месяцев живет как тихий портовый городок, а [летом превращается] в элегантный парижский квартал». Отсюда открывается уникальный панорамный вид, на фоне которого госпожа Диор могла проявить всю свою творческую фантазию. Она не преминула начать титанические работы по благоустройству этого семейного гнезда, где все должно было подчиниться ее безупречному вкусу.

granville_situation_vze_01В течение двух лет она внимательно следила за внутренним и внешним преображением виллы с серо-розовым фасадом. Только для разбивки сада в английском стиле пришлось привезти тонны грунта, но усилия того стоили. Благодаря тщательно продуманному декору, переступив порог дома, посетитель, попадал в совершенно особый мир. Удивительный мир, питавший воображение юного Кристиана, который помимо первых пяти лет своей жизни проводил здесь все каникулы.

Безмятежное детство

Каким же тихим и счастливым должно было быть детство под защитой этих стен, в которых часы летели за чтением книг и изучением каталогов с названиями цветов и растений. Кристиан слушал, как в жаркой прачечной женщины поют L’Hirondelle du Faubourg, любовался витражом на потолке своей комнаты, откуда «спускалась лампа из разноцветного стекла», рассматривал тончайшие узоры дверей с изображениями пагод из соломки и бамбука или панно, написанные по мотивам японских гравюр, украшавшие от пола до потолка стены лестницы («Эти интерпретации гравюр Утамаро и Хокусая были моей Сикстинской капеллой»), восхищался великолепием столовой в стиле Генриха II и салоном в стиле Людовика XV, «на котором сказалось влияние модернизма, превосходно сочетавшего подлинное и ложное»… Диор вспоминает и недостижимый кабинет отца, где стоял «чудесный телефон». С каким волнением и замиранием сердца ждал он звонка, ведь на том конце провода могли быть друзья, просящие телефонистку соединить их с номером 12 в Гранвиле.
Но неумолим водоворот истории, и вилле «Румбы» уготовлено не только умиротворенное существование. Семья Диор находилась в Гранвиле, когда разразилась война 1914 года. Тогда было принято решение не возвращаться в Париж, но остаться под защитой этих стен и сада. Однако этот уголок спокойствия, укрывавший семью от бушующего мира, первым испытал на себе последствия разорения Мориса Диора, когда грянул кризис 1929 года. Дом ушел с молотка, мебель была распродана, а сад в 1970-е годы превратился в общественный парк и существовал в этом качестве вплоть до покупки его Домом Dior двадцать лет спустя.

Воспоминания о потерянном рае

О Гранвиле Кристиан Диор сохранил воспоминания, окрашенные ностальгией: «ностальгией о ночных бурях, звуке туманного рожка, звоне колоколов на похоронах и нормандском моросящем дожде, среди которых прошло [его] детство». Он будет воспроизводить этот дух Гранвиля во всех своих творениях: в цветах (розовый и серый), в ароматах (роза и ландыш), в элегантных и строгих формах и объемах и даже в тихой атмосфере гостеприимной «фамильной усадьбы». Этот дух по-прежнему является неиссякаемым источником вдохновения Дома Dior. Им проникнут аромат Granville из коллекции Collection Privée с пряными нотами хвои, тимьяна и розмарина. По мнению парфюмера Dior Франсуа Демаши, этот аромат «не только необыкновенно яркий – во владении множество сосен – но наполнен динамикой и свежестью. Порывы ветра, волны, бьющиеся о скалы… Природа в Гранвиле не отличается безмятежностью. В этом аромате слышен шум нормандского ветра».